Среда, 17:18 19 Дек 2018

Сайт обновлен27.10.2018

Вы здесь: Главная страница Ветераны сегодня Ваши воспоминания Генерал Колесник, разрешите в строй!

Генерал Колесник, разрешите в строй!

2 мая 1979 года старший офицер ГРУ ГШ, направленец на Среднюю Азию, полковник Колесник Василий Васильевич был вызван к тогдашнему руководителю ГРУ генералу армии Петру Ивановичу Ивашутину, где ему была поставлена задача сформировать 154-й отряд специального назначения. В узбекском г. Чирчике, где дислоцировалась 15-я отдельная бригада специального назначения Туркестанского военного округа начали создавать какое-то странное подразделение.

В его штат входила боевая техника, а общая численность солдат и офицеров составляла 540 человек. Ни такого вооружения, ни такого штата в Спецназе до этого не было. Для Спецназа это была уникальная часть. Подразделения специального назначения вооружались БТРами, БМП, БМД. Спецназ ведь - это рюкзак на спину, снаряжение, боеприпасы на себя, автомат в руки - и пошел. А тут - техника!

В батальоне имелось пять рот. Две роты: первая и вторая на БМП; третья на БМД (командир старший лейтенант Шарипов Владимир Салимович); четвертая на ГАЗ -66 (которые позже заменили на БТР-70); рота вооружения состояла из 3-х взводов АТС-17 (ПЛАМЯ), пятая - из взводов реактивных пехотных огнеметов «РЫСЬ» и взвода саперов, базировавшихся также сначала на ГАЗ-66, а позже БТР-70; в отряд также входили отдельные взводы: связи, ЗСУ «ШИЛКА», автомобильный, материального обеспечения и передвижной полевой медсанбат.

Но главная особенность отряда заключалась в том, что в нем могли служить только представители национальностей Средней Азии. Поэтому и назвали его «мусульманский» батальон (отряд в спецназе соответствует батальону в сухопутных войсках).

Этот «мусульманский интернационал» был разбавлен прибывшими после окончания разведшколы спецназа ГРУ в Печорах-Псковских, в/ч 51064, молодыми командирами спецгрупп (соответствует командирам отделений в сухопутных войсках). Так сложилась наша жизнь, что мы до сих пор помним о нашей боевой дружбе, время от времени даем о себе знать, это Андрей Трушкевич и Игорь Емельянчик из Белоруссии, Миша Першин, Володя Листопад из Украины, Гена Вельгуш из Прибалтики, Антропов Николай. Войлочников Дима, Артемьев Володя из Новосибирска, Говоров Леня, Чернуха Володя из Ташкента, Попов Олег и Носков Володя из Алмалыка, Циркунов Сергей из Самарканда, Водорезов Павел из Магадана.

Бойцов отбирали только двух призывов, прослуживших полгода и год. Особые требования предъявлялись и к физической подготовке и, следуя из вышеперечисленного списка, - интернациональной внешности, способностью слиться своей внешностью с общей массой. Поскольку эксплуатация боевой техники предполагает специальные знания, людей отбирали в мотострелковых и танковых частях обоих азиатских округов. В основе, конечно, лежал принцип добровольности, но при отсутствии волонтеров данной военно-учетной специальности хорошего спеца, могли зачислить в отряд даже помимо его воли, как случилось с офицером - зенитчиком, так «мусульманином» стал темноволосый украинец капитан Василий Проута, который, когда молчал, также терялся в общей массе.

Возглавил отряд майор Хабиб Халбаев, начальник штаба капитан Ашуров, «особист» старший лейтенант Байхамбаев, зам. комбата капитан Михаил Сахатов. Комбат X. Халбаев, занимал до этого в 15-й бригаде должность заместителя командира одного из отрядов Спецназа по воздушно - десантной подготовке. Пока отряд занимался боевой учебой, его бойцам в Москве уже шили форму Афганской армии. На каждого военнослужащего были подготовлены легализационные документы установленного образца. Для нашего батальона даже программы боевой подготовки не было. Для «чистого» Спецназа есть, для мотострелков есть, а для нас -  нет. Приехали из ГРУ офицеры и стали составлять программу.

Никто не знал, для выполнения каких задач создается этот странный батальон.

Смутно догадывались - предстоит отправиться за рубеж. Помню разговоры в «курилке»:

- Мужики, что домой написать?
- Уезжаем в гости к пану Ярузельскому или в Кампучию разгонять банды Полпота.

Сначала определили нам общую тему: оборона зданий. Программа была совершенно особая -  для единственного в Союзе батальона. Дали технику - вся новая, с завода. Никаких лимитов:  ни на боеприпасы, ни на моторесурсы. И — никаких работ посторонних. Только боевая подготовка. Вот тут нам было раздолье! Очень здорово занимались физподготовкой. Совершали марш - броски по 30 и более километров с полной выкладкой.

Было письменное распоряжение начальника Генерального штаба, по которому нам в любое время Ташкентское ВОКУ и Чирчикское танковое училище предоставляли свои полигоны. Даже если у них там были запланированы занятия с курсантами. Поначалу мы были отдельным 7-м батальоном на базе 15-ой бригады специального назначения. Выделили нам даже свой военный городок. А потом и знамя вручили, дали наименование - 154-й отдельный отряд специального назначения.

Спустя некоторое время снова появились мужики в «гражданке». И нам резко поменяли программу подготовки: теперь спланировали занятия по тематике: «Штурм зданий». Выдали всем афганскую форму. Выезжали на занятия в советской форме, а уже на полигоне переодевались в афганскую без знаков различия. Впрочем, тогда даже мы не знали, что она - афганская. Откуда нам было знать? Отзанимались, иностранную одежду сняли, сложили в машину, а свою снова надел.  Так мы привыкали к чужой военной форме. Команда Сахатова вылетела из Чирчика 5 декабря. С собой, кроме оружия и сухих пайков, везли гору палаток. Куда? Неизвестно. Означало это одно: скоро двинемся с места все.

Через два дня, 7 декабря, с Ташкентского аэродрома стартовали в неизвестность и основные силы «МУСБАТА».

Суматоха погрузки не скрывала волнения и тревоги. Что ждет нас там, куда нацелили батальон?

Перед вылетом всех срочно переодели в солдатскую форму. У офицеров нашивки на погонах красные, а у бойцов - желтые. Вот и все различия. По званиям офицеров различали так: ефрейтор - лейтенант, младший сержант - старший лейтенант, сержант - капитан, и так далее. Комбат наш стал аж старшиной.

Вместо пистолетов ПМ выдали ТТ (у афганцев на вооружении ППШ были, а от них патроны как раз к ТТ подходят). Автоматы АКМ тоже, как я понимаю, для того, чтобы мы могли их боеприпасы использовать. Взлетали ночью. Но, даже находясь в самолете, не знали, куда летим...  В Ил-76 вместе с нами летели несколько, судя по внешнему виду, «партизан». Мужики все были в возрасте, в старой военной форме. Нам сказали:  это саперы. Мы и поверили. Решили про себя: судя по возрасту, они еще на той войне в саперах воевали...  С одним пошутили, похлопали по круглому животу: не страшно, мол, дядя, на войну вроде как летим? А тот улыбается: да нет, все нормально, не страшно. Уже потом, в Афгане, нам комбат объяснил:  «Никакие это не «партизаны», а представители Советского Правительства и военначальники».

Чуть позже встретили «своего»: перед нами... генерал стоял! Он тоже нас узнал, улыбнулся, спросил, как дела, а мы по стойке «смирно» стоим и вспоминаем, как его по животу хлопали...

(Продолжение здесь)

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS