Понедельник, 20:58 18 Июнь 2018

Сайт обновлен20.04.2018

Вы здесь: Главная страница События и люди Военно-патриотическое воспитание Александр Бушманов: «Жизнь моя така, что защищать кого-то надо»

Александр Бушманов: «Жизнь моя така, что защищать кого-то надо»

НОВОУРАЛЬСК (РОССИЯ) – За показательными выступлениями новоуральского военно-патриотического клуба "Крылатая гвардия" следишь не отрываясь. Среди ребят, ловко исполняющих замысловатые приемы борьбы, и сам руководитель - Александр Бушманов, педагог дополнительного образования МБОУ ДОД ДЮЦ. Идея создания клуба зародилась у Александра давно. Еще в институте, учась на юриста, он написал дипломную работу: "Военно-патриотическое воспитание как мера предупреждения преступности несовершеннолетних". Сам автор говорит об этом так: "Я давно думал о создании клуба, не зная, правда, на какой основе я его сделаю, но мысль, что детьми надо заниматься, всегда была. Сейчас у меня основное место работы - городская гимназия (когда-то школа № 47), где я преподаю ОБЖ, но клуб бросать не стал - сюда ребята стали ходить".

Александр Александрович считает, что детей как можно раньше, уже с 6 лет, надо приучать за себя постоять, учить, как из любой трудной ситуации выкарабкаться. Он сетует на то, что современные ребята воспринимают телефон, как защиту: "О" Кей, Гугл! Помоги мне! А телефона не станет, куда они? Если сами будут все уметь, как мы, то и телефон им будет не нужен".

Преодолевать трудности Сашу учила сама жизнь. Безоблачным его детство не назовешь. Сашина мама ушла из жизни, когда подростку было 13 лет. Отец, переживая трагедию долго и упорно, перестал обращать внимание на сына. Сын, как это и бывает, забросил учебу и стал постоянно пропадать на улице. Но, наверное, эти-то годы и закалили Александра, заставив осмыслить окружающую жизнь по-новому. Поступив после 9-го класса в училище на электрика, окончил его без единой тройки. А в голове уже родилась и крепла мысль - без высшего образования никуда, надо учиться дальше. Мечта исполнится, но намного позже.

Жажда познания, пока Александр рос, заставляла его открывать двери разных секций: борьбы, кикбоксинга, бокса. Особенно увлекло карате: "Для меня это было что-то совсем новое. До сих пор некоторых воззрений восточной философии, с которыми тогда познакомился, придерживаюсь. Одно из главных - совершенствуйся. Этому нет предела. Человек может пятьдесят, шестьдесят лет заниматься и не достичь совершенства. Надо ломать себя изо дня в день.

Второй принцип - защищай слабого. У меня и имя Александр - что значит защитник, оно само за себя говорит. Видимо, жизнь моя такая, что кого-то защищать надо.

Еще один из принципов - уважай старших. Кстати, на Кавказе он очень помог. Там уважение к старшим - одна из главных традиций".  

На Кавказ А. Бушманова привела армия. Попасть в армию Александр мечтал еще с детства: "В 14 лет посмотрел фильмы "Зона особого внимания", "Ответный ход" и, решив попасть в Воздушно-десантные войска, начал готовить себя. Помогли занятия в четырехзальном "Кедре". У меня были правильные наставники: Митраков Василий Васильевич и Андрухович Андрей Андреевич".

Александр хорошо помнит раннее утро 7 июня 1994 года, когда уезжал служить на полтора года - таков был в то время срок службы. Три дня в Егоршино - и распределение в команду ВДВ, которая уезжала на полгода в учебку в город Марс под Саратовом. Затем в кадровую часть, потом в действующую линейную: "Службу проходил в 21 отдельной воздушно-десантной бригаде. Нам уже под дембель, а в Чечне война началась. Одни ее называли антитеррористической операцией, другие - действиями по восстановлению конституционного порядка. Тут приказ Ельцина - кто не был в боевых действиях - тот служит два года". Оказалось, что "мирным" срочникам, среди которых был и Александр Бушманов, вместо того, чтобы в октябре вернуться домой, надо отслужить еще полгода. Ребята начали писать рапорты. "Я пять раз писал, - рассказывает Александр, - на пятый взяли. Был в Чечне до конца февраля, почти три месяца получилось. Стояли на блокпосту у города Ханкала, недалеко от Грозного. Охраняли аэродром. Патрулировали Грозный. В составе сводной группы, когда это требовалось, вместе с разведчиками зачищали местность".

Блокпост - одна большая землянка на 30 человек с боевыми рубежами по периметру. Здесь - припасы и оружие в импровизированной пирамиде. Спали на бушлатах, брошенных на сколоченные нары. Вместо подушек, откинутые назад бронежилеты. Треть команды охраняет периметр, треть отдыхает, остальные занимаются вполне мирными делами: надо и воды принести, и пищу приготовить. А ещё - ежедневная боевая подготовка. Война войной, а занятия никто не отменял. Старший сержант ВДВ Александр Бушманов часто руководил работой и занятиями: "Я был зам комвзвода и периодически замещал командира. Мы свою учебу старались как-то завуалировать, потому что снайперы работали, и открытость могла дорого обойтись. Вольготного существования не было, все-таки война. Порой на одной картошке без тушёнки жили. Но все-таки быт свой пытались организовать. Даже баня была, конечно, самодельная, без трубы, по-черному. Выкопали яму, полиэтилен настелили, сверху - палатка. Внутри каменка, топим, камни нагреются, водой их окатим и паримся".

От войны у Александра остались два острых воспоминания. Одно из них - обстрел из орудий, когда сразу пять снарядов рядом с блоком легли: "Одного пацана контузило серьезно. Я в это время спал, только из караула пришел, и как раз эти пять взрывов рядышком. Проснулся, выскочил, а там такой стойкий запах. Хотя порох до этого уже, как говорится, понюхал, но здесь реально ощутил мощь артиллерийского натиска. Земля содрогается. И понимаешь, что жизнь человеческая ничто по сравнению с силой этой тяжелой артиллерии. Но рассуждать было некогда - мы рассредоточились сразу по своим боевым местам, приготовившись к обороне".

Второе воспоминание радостное - празднование Нового года с 1995 на 1996: "Смотрю я сегодня на наши мирные фейерверки, салюты, так, детский лепет. А в эту ночь творилось что-то неописуемое. Вся группировка наша начала стрелять трассирующими пулями, осветительными ракетами. Бабахали где-то полчаса. Я такого, наверное, в жизни больше не увижу, надеюсь! По крайней мере, не хотелось бы уже больше на войне побывать. А тогда так красиво было. Небо - сплошные сполохи!"

Было и такое, что за воинскую провинность вместо двух нарядов наложили наказание - отсидеть сутки в зиндане (зиндан - земляная тюрьма, яма в Чечне): "Нам что, мы привыкли к трудностям, было не особо напряжно, неприятно только. Ночью, когда спишь, лежишь-то на земле на голой, а по стенке земля и камушки осыпаются. Жутковато, как в могиле лежишь. Вот так - посидели, подумали, для себя соответствующие выводы сделали". 

Там же, в армии, Александр Бушманов по-настоящему почувствовал, что значит "плечо друга". Крепкая дружба четверых срочников завязалась в учебном центре: "Мы и в часть приехали вчетвером, и в Чечню уехали вчетвером, и вернулись вместе: я - зам комвзвода, мои друзья - командиры отделений - целые и невредимые. Не всем так повезло". Да, не всем. Впервые, перед празднованием Нового года, бойцы их части, выстроившись на плацу, провожали "груз 200". Желваки играли на скулах, в глубине груди клокотали слезы, не позволявшие себе вырваться наружу.

И все же свою боевую часть Александр вспоминает без надрыва, а тепло, с уважением: "Часть наша была небольшая, ну, одним словом, бригада. У нас было три батальона, разведвзвод. Такой, быстрого реагирования. Полк пока развернут…  А бригада - она маленькая, быстренько задачу решит".

Сегодня, оглядываясь назад, А. А. Бушманов может с гордостью рассказать своим ученикам об ощущениях от семи прыжков с парашютом с "Аннушки". О том, как сильно в конце службы тянуло домой, что и от звания старшины отказался, лишь бы не ждать еще лишние две недели. Может поведать, как в числе только четверых человек получил в учебной части звание сержанта: "За особые заслуги, среди которых участие в рукопашных боях и отличная сдача выпускных экзаменов". Пригодился и пройденный на службе спецкурс: "Я даже не знаю, что бы я делал без армии. Мы взяли для работы с ребятами элементы системы Кадочникова. Одна из задач нашего клуба - подготовка к армии. Мы изучаем военные дисциплины. Также есть подготовка туристическая, здесь акцент ставится на выживании на любой местности в любое время суток.  Знакомимся и с доврачебной помощью".

Среди ребят, занимающихся в клубе, и Бушманов - младший, сын Александра, которого Александр Александрович, как и других ребят, хотел бы научить самому главному - ничего не бояться: "В жизни все будет: и боль, и потеря близкого. Но никогда нельзя отчаиваться. В любой ситуации надо мобилизоваться и жить дальше. И при этом беречь свою жизнь и жизнь своего близкого". Часто об этом поет он и в песнях, потому что на все мероприятия Александр Бушманов, ветеран боевых действий, всегда приходит с гитарой: "Репертуар у меня разнообразный. Но, как правило, я пою все-таки патриотические песни.  Среди них и "Синева", и "За пацанов в Чечне", и "Чечня в огне".

Среди постоянных слушателей А. Бушманова всегда сопровождающая его горячо любящая и горячо любимая жена Наталья, чему Александр безмерно рад: "Я очень люблю свою семью и ценю поддержку, которую оказывают мне жена и сын. К тому же, считаю, что это положительно влияет на моих учеников. Они видят, что педагог не сам по себе, а глава. И семья - это хорошо. Получается, что это еще одна из форм подрастающего поколения".

Вот такой он - Александр Александрович Бушманов. И романтик, пронесший факел мечтаний через горнило войны. И реалист, пытающийся сделать мир выше и чище путем воспитания нового поколения. Наверное, он просто счастливый человек, сердце которого заполнено любовью к окружающим его людям!

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS