Среда, 8:43 22 Нояб 2017

Сайт обновлен15.09.2017

Вы здесь: Главная страница Душевное равновесие Поговорим об эгоизме

Поговорим об эгоизме

Наше общество можно смело назвать обществом, поощряющим эгоизм и воспитывающим эгоистов. Доводов в пользу только что высказанного постулата предостаточно. Включаем телевизор. Реклама: «Л’Ореаль Пари... Ты этого достойна!» «Только за рулем этого автомобиля ты почувствуешь себя настоящим мужчиной!»

В наше сознание и подсознание вкладывается сладкая установка: «Все в этой жизни должно быть только ради меня, любимого».
Незабываемый урок преподала нам в свое время наша младшая дочь Ольга. Ей тогда было 3 годика. Она упала, разбила коленку и разразилась оглушительным ревом.

 

«У собачки заболи, у кошки заболи, а у моей Олечки - пройди!» - стала приговаривать Надя, потирая больное место у Оли. Рев усилился, но уже в сопровождении возмущенных слов: «Мама! Не надо собачке, не надо киске! Я упала, а не они! Они не виноваты!».
Тогда мы впервые задумались о том, чему учат такие, на первый взгляд, безобидные, традиционные, из поколения в поколение переходящие приговорки. Почему во многих семьях вошло в привычку наказывать на глазах у ребенка угол стола, о который он сам ударился? Не потому ли, что мораль «люби себя за счет другого» так крепко вошла в наше сознание?

И это свое «Я - Центр Вселенной» ребенок несет дальше, в свою взрослую жизнь, в свою будущую семью.
НО: мы настолько любим себя, что не в состоянии ни назвать себя эгоистом, ни признать себя таковым вслух. Мы умело скрываем свой эгоизм за различными масками. Назовем некоторые из них.

Маска ПРОЕКЦИИ
«Я несчастлив (а) из-за нее (него)»
Как часто приходится это слышать! Мы были бы счастливее, если бы...
... наш ребенок не болел так часто;
...в нашу жизнь не вмешивались ее родители;
...мне на работе платили больше;
...в России было все, как в Америке;
...начальник у меня не был таким твердолобым.

Носитель этой маски винит в разрушении супружеских отношений всех и вся: родственников, детей, правительство, но не себя, любимого.
МИХАИЛ: Воспоминания о прошлых ошибках заставляют меня снова и снова краснеть перед моей Надей.
Через несколько лет после свадьбы для решения нашего жилищного вопроса я написал рапорт в военкомат, чтобы меня отправили служить офицером. Попал я на Дальний Восток, под Уссурийск. Наши друзья, родители и близкие люди остались в Самаре, за девять тысяч километров. Но эта жертва была окуплена тем, что мы сразу получили там свою квартиру.

У нас родилась вторая дочь, у меня была прекрасная, интересная работа, большие возможности для продвижения по службе и всеобщее признание. Я был совершенно счастлив и доволен. А Надя оказалась вырванной из активной жизни. Она была дома, весь день одна, ожидая моего возвращения, чтобы поговорить со мной. Я же был целиком поглощен своей работой, оставаясь вечерами на станции и обучая других офицеров и бойцов работе на сверхсложной технике. Усталый, еле-еле добирался до постели и валился с ног. Я был полностью уверен, что поступаю правильно, ведь мой карьерный рост и признание начальства благополучно сказывались на материальном состоянии нашей семьи. Надя же была несчастна. Меня это раздражало:
- Смотри, сколько вокруг других офицерских жен! Пообщайся с ними, когда с детьми гуляешь! Я же очень сильно устаю! Я отвечаю за то, чтобы наш холодильник был полон!
- Но замуж я выходила не за офицерских жен и даже не за наш холодильник, а за тебя! Удели мне хотя бы пятнадцать минут! - говорила она.
- Ну, ладно, - как-то сдался я, - обещаю тебе, что в субботу мы обязательно с тобой куда-нибудь сходим и поговорим, а сейчас - извини, я очень хочу спать. Завтра у меня ответственное задание и рота солдат...

И вот однажды после такого типичного вечернего разговора с женой раздался телефонный звонок. Звонили с моей радиотелеметрической станции, там что-то сломалось, и сигнал не поступал куда надо. Я начал объяснять дежурному, что надо сделать, чтобы устранить неисправность и не пропустить сеанс важной связи. Когда я, довольный собой и своими подчиненными, положил трубку телефона, то вдруг с удивлением увидел, что Надя плачет.
- Что случилось? Ты же видишь, какой я у тебя молодец: даже по телефону, на расстоянии, могу чинить то, что другим не под силу!

К моему изумлению Надя не оценила моего восторга, а с болью сказала:
- Миша, подумай над тем, что произошло сейчас: я у тебя просила пятнадцать минут, чтобы просто поговорить, но этого времени не нашлось: у тебя ответственное задание, рота солдат... А ради какой-то поломанной железки ты нашел целых полчаса для разговора по телефону...
Именно тогда я понял, какой я эгоист! Ради своей собственной карьеры я жертвовал самым близким человеком! Я рад, что это позади, что Надя простила меня, но тот урок я запомнил. Не надо перекладывать вину собственного эгоизма ни на работу, ни на начальника. Мой эгоизм - это МОЯ проблема!

Маска КОМПЕНСАЦИИ
«Раз меня не признают в семье, я добьюсь признания где-нибудь еще»
Очень часто работа (или карьера) служит такой компенсацией. Чувство собственной значимости в таком случае определяется занимаемой должностью или денежным вознаграждением. Мы не хотим сказать, что стремление к карьерному росту по своей сути нечто предосудительное, нет! Но данное стремление может стать разрушительным, когда оно становится выше супружеских отношений и служит маской, скрывающей нашу несостоятельность в роли жены или мужа.

На одной из консультаций мы встретились с очень богатой парой. Оба супруга были вполне довольны финансовым положением своей семьи, на чем их чувство удовлетворенности совместной жизнью и кончалось. «Мы вспоминаем то время, когда жили в Москве, - поделилась с нами жена. - Муж тогда учился в аспирантуре, и мы были вынуждены работать дворниками - ради бесплатного жилья и чтобы прокормиться. Мы были безумно счастливы тогда! А сейчас мы заняты каждый своей жизнью: муж - деланием денег, а я - детьми и обедами». Они даже перестали называть друг друга по имени, а перешли на обращение «мама» - «папа».

Этой супружеской паре предстояла очень кропотливая работа по восстановлению романтических отношений. Они должны были преодолеть обоюдный эгоизм, спрятавшийся под маской компенсации.

Собственные желания одного из супругов (или обоих) также могут стать маской, прикрывающей трещины в их взаимоотношениях.
- Хочу новую шубу!
- Хочу новую машину!
- Хочу поменять мебель на кухне!
- Хочу раз в неделю выбираться на рыбалку!

Сделаем оговорку: подобные «хочу» сами по себе не являются проблемой. Опасность возникает тогда, когда жена ради шубы жертвует хорошим настроением и любовью мужа, каждый день напоминая ему о подруге, которой купили такую шубу. Или когда муж ради рыбалки с друзьями отказывает своей жене в долгожданном совместном выходном дне.

Эта маска собственного «хочу» надевается вместо того, чтобы заняться «ремонтом» своих отношений и замазать все трещины.
Часто изъяны во взаимоотношениях супругов из-за обоюдного эгоизма маскируются таким понятием, как любовная страсть на стороне.
Хотя все понимают, что такая связь - нож в спину любого супружества, что это - смертельная рана, после которой выживают далеко не все, многие решаются на этот шаг, чтобы компенсировать свою неудовлетворенность положением в семье.

Что самое опасное, мы все - без исключения! - ходим под этим дамокловым мечом.
МИХАИЛ: Прихожу на работу... Какие там женщины! Как одеты! Как ходят! Как пахнут! А дома - жена... в бигуди и в старом халате...
НАДЯ: А какие меня окружают мужчины! Галантные, вежливые, с иголочки одетые!.. А дома - муж, на диване, с газетой, в трико с оттопыренными коленками...
Почему мы галантны и вежливы, очаровательны и нежны где-то, но не дома; с кем-то, но не с самым дорогим нам человеком? Не потому ли, что наш эгоизм говорит нам:
«Она уже никуда от тебя не денется, да и не ценит она тебя так, как ты того заслуживаешь!».
«Его любви ты добилась, а твою любовь он не оценил».
«Иди! Тебя оценят другие!».

Причем этими «другими», чьей благосклонности и чьего признания нередко ищут супруги, могут стать их собственные дети. Опять сделаем оговорку: мы не говорим, что родителям не надо стремиться к хорошему имиджу в глазах собственных детей. Но часто муж и жена прикрывают родительской любовью собственный эгоизм и желание выставить свое «Я» во что бы то ни стало.

Этот пункт наших рассуждений почти всегда вызывает бурную реакцию.
- Как?! Дети! - и вдруг - помеха в отношениях между мужем и женой?!
Да, дети могут стать таковыми, если весь смысл жизни супруги видят лишь в том, чтобы вырастить свое чадо. При этом они боятся признаться самим себе, что стараются скомпенсировать суперотцовством и суперматеринством свою несостоятельность в роли жены и мужа.
Однажды на одной из наших групп для супружеских пар разгорелся спор именно по этому вопросу. Одна половина группы доказывала, что дети - всегда радость, благословение, но ни в коем случае не помеха в отношениях мужа и жены! Другая половина стала в оппозицию.
Спор разрешила одна из супружеских пар. Жена сказала: «Мы живем вместе двадцать восемь лет. Вырастили троих детей. Год назад выдали замуж младшую дочь. Все дети разъехались. Мы с мужем остались одни. У пустого гнезда. Чужие. Как это страшно!».
Муж добавил: «А ведь раньше, в молодости, гуляли по набережной, часами наговориться не могли. Любовь ушла. Мы позволили ей уйти, спрятались за любовью к детям. Только сейчас, после супружеской конференции, заново узнаем друг друга...».

Часто маска заботы о детях надевается для того, чтобы скрыть собственное нежелание побеждать эгоизм в отношении супруга.
На одну из групп после долгого отсутствия по причине рождения малышей пришли две молодые супружеские пары. 20 минут до начала нашего совместного обсуждения обе мамочки говорили о своих малышах:
- У моего уже вот-вот зубки прорежутся!
- А мой «агукать» начал - так забавно!
- А мой уже всех узнает, так улыбается - чудо!
По прошествии этих двадцать минут Михаил задал вопрос:
- А что новенького у ваших мужей произошло за это время?
- Да что с ними-то может новенького произойти?..
Вот так дети становятся барьером между супругами.

Из книги Михаила и Надежды Телеповых “Поговорим о супружеском счастье” (Печатается с разрешения авторов)

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS